Информационный ресурс регионального экспертного сообщества Республики Карелии

Рыбохозяйственный комплекс сегодня является одним из немногих динамично развивающихся секторов карельской экономики, продукция которого постепенно завоевывает популярность на столичном рынке. Он остается привлекательным для инвестиций и в условиях экономического кризиса. Даже, отчасти, благодаря ему. Однако чтобы обеспечить рост инвестиций в отрасль требуется развитие вспомогательной инфраструктуры, выявление и устранение барьеров и ограничений, препятствующих ее развитию.

С этой целью в прошлом году Министерством сельского, рыбного и охотничьего хозяйства Карелии совместно с Институтом экономики КарНЦ РАН и Обществом форелеводов Карелии была инициирована разработка Стратегии создания рыбохозяйственного кластера в Карелии, которая должна решить эти проблемы. Работа над документом почти завершена. Но, обо всем по порядку…

 

Что движет развитием рыбного комплекса в России и Карелии…

Рыбный комплекс республики перерос масштаб отрасли регионального значения и много лет поставляет продукцию на рынки других российских регионов. На некоторых рынках (например, рынке г. Москвы) карельские форелеводы занимают монопольное положение, обеспечивая до 50% поставок.

Сегодня в рыбном хозяйстве Карелии работают 148 организаций, из которых 52– это хозяйства, занимающиеся товарным рыбоводством, выращиванием рыбопосадочного материала и первичной переработкой рыбы. В отрасли занято свыше 2,5 тысяч человек или 0,8% от числа занятых в экономике республики. Однако это небольшое число работников обеспечивает свыше 1,5% валового регионального продукта Карелии. Общий объем производимой рыбной продукции оценивается в 2,5 млрд. рублей.

В Карелии в среднем ежегодно выращивается около 20 тысяч тонн рыбы. По динамике роста объемов производства с рыбным хозяйством не может сравниться никакой другой сектор экономики Карелии. Объем выращивания рыбы с 1993 по 2014 годы вырос в 60 раз!

Сохранение и даже рост инвестиционной привлекательности рыбного комплекса Карелии в сегодняшней непростой ситуации обусловлен рядом причин.

Во-первых, в течение последних лет наблюдается устойчивый рост потребления рыбы в России – с 14 до 22 кг на человека в год. Объем же выращивания рыбы в России – всего 150 тысяч тонн в год. Дело в том, что структура российского рынка рыбы отличается от мирового рынка, на котором аквакультурная рыба занимает 41% (в России всего – 3,6%). То есть, потенциал рыночного роста большой.

Во-вторых, контрсанкции, введенные Россией в 2014 году на рынке продовольственных товаров, привели к сокращению поставок рыбы из Норвегии и ряда других стран. Их доля на российском рынке сократилась с 32 до 17%, обеспечив конкурентные преимущества российским (в том числе карельским) рыбоводам.

В-третьих, на руку карельским производителям играет несовершенная географическая структура рынка – более 2/3 рыбы добывается и выращивается на Дальнем Востоке, в то время как 80% потребляется в Европейской части. С учетом гораздо более короткого транспортного плеча поставки рыбы в центральные регионы, Карелия получает еще одно конкурентное преимущество.

Но, несмотря на все позитивные факторы, позволяющие рассматривать рыбный комплекс Карелии как привлекательный для инвестирования, есть ряд ограничений и проблем, требующих решения. Наиболее серьезные из них выявлены в ходе работы над Стратегией создания рыбохозяйственного кластера в Карелии.

 

… И что мешает развитию рыбного комплекса?

Проблема первая – правовая. Наиболее серьезные административные барьеры для развития рыболовства и товарного рыбоводства связаны со слабой проработкой нормативно-правовых актов, регламентирующих эти виды деятельности.

В частности, требуется доработка правовых актов, регламентирующих порядок оформления земельных и границ морских рыбоводных участков, правила организации и проведения торгов на право заключения договора пользования рыбоводным участком. Много нареканий у рыбоводов вызывают нормативные документы в части технического регулирования рыбного рынка, ветеринарного надзора, а также определения прав собственности на объекты аквакультуры.

Многие ограничения связаны с отсутствием инструментов отраслевого регулирования, учитывающих специфику отрасли. Использование одинаковых подходов к регулированию рыболовства и рыбоводства приводит к неэффективному использованию акваторий.

Кроме того, использование одних и тех же регламентов для разных видов деятельности удорожает инвестиционные проекты, усложняя прохождение разрешительных процедур. Например, требование обязательной экспертизы участков морской акватории площадью более 300 гектар предполагает проведение дорогостоящей экспертизы. Это требование предъявляется для рыбопромысловых участков, но автоматически распространено и на рыбоводные участки.

Следует упомянуть и то, что действующие сегодня процедуры переоформления рыбопромысловых участков в рыбохозяйственные предусматривают их использование для разведения конкретных видов рыб. Например, в Карелии при наличии возможностей разведения кижуча, судака и осетровых, при переводе рыбопромысловых участков в рыбоводные предусмотрено их использование лишь для разведения лососевых рыб, форели и сига.

К сожалению, это ограничения, которые могут быть сняты только на федеральном уровне. Но карельскими депутатами совместно с рыбоводами могут быть подготовлены соответствующие инициативы. К тому же есть поручения Президента России В.В. Путина по итогам заседания президиума Госсовета от 19 октября 2015 года, предусматривающие внесение изменений в нормативно-правовые акты, регулирующие рыбохозяйственную деятельность.

Проблема вторая – сложности реализации выращенной рыбы через торговые сети из-за разных режимов налогообложения и сложности финансирования. Часто оптовики и торговые сети отказываются от продукции форелеводческих хозяйств, так как последние используют специальные налоговые режимы – упрощенную систему или единый сельскохозяйственный налог. Следовательно, они не могут предоставить покупателям «входной» НДС.

Это осложняется тем, что у многих хозяйств нет возможности уменьшить цену на величину «входного» НДС, так как они рискуют получить убыток. Республика ввиду сложной ситуации с бюджетом также не может предоставить им льготы (субсидии), сопоставимые с величиной «входного» НДС.

В результате получается, что рынок есть, а выход на него ограничен. Конечно, можно перейти от «упрощенки» к общей системе налогообложения, но в этом случае серьезно возрастет налоговая нагрузка. Это не выход из ситуации.

Другим вариантом может быть разделение деятельности по выращиванию товарной рыбы и приобретению селекционно-племенного материала, кормов, а также реализации продукции. Выращивание рыбы может осуществляться на основе упрощенной системы налогообложения. Остальные же виды деятельности могут выполняться отдельной организацией, которая будет работать на основе общей системы налогообложения, являясь плательщиком НДС.

Такая организация может быть создана при Обществе форелеводов Карелии (например, в форме простого товарищества) или с государственным участием. Она может заключать договоры оказания услуг с рыбоводными хозяйствами. Последние же смогут получать необходимые им оборотные средства для выращивания рыбы и передавать её для оптовой и розничной продажи через торговые сети.

Кроме того, такой организации будет легче получить банковский кредит на покупку селекционно-племенного материала и кормов. Она же сможет предоставлять форелеводам эти материалы в виде товарных кредитов. Наконец, появляется возможность финансирования оборотных средств за счёт эмиссии облигаций.

Вообще, проблема обеспечения «длинными» деньгами и оборотным капиталом стоит перед рыбоводами очень остро. Экономической особенностью рыбоводства является длительный производственный цикл выращивания рыбы (2–3 года). Следовательно, срок оборачиваемости капитала тоже длительный. Для банков и кредитных организаций – это большой риск. Проблема усложняется тем, что инвестируя в проекты в рыбном комплексе, банки не обеспечивают новые предприятия оборотным капиталом. Его также нужно занимать.

По нашим оценкам, при производстве товарной рыбы в объеме 2–2,5 тыс. тонн в год потребность в оборотном капитале составляет 60–70 млн. рублей. Если же пересчитать на объем, необходимый для покрытия неудовлетворенных потребностей на российском рынке, возникших в результате контрсанкций, то потребность в дополнительном оборотном капитале составит от 40 до 47 млрд. рублей.

Проблема обеспечения хозяйств оборотным капиталом носит, к сожалению, системный характер. Однако возможность решить ее на уровне региона все же есть. Источником финансирования оборотного капитала рыбных хозяйств могут быть облигации, выпускаемые все той же организацией, описанной выше, которая создается для гармонизации налоговых режимов. Для повышения привлекательности облигаций региональными органами власти могут быть ей предоставлены государственные гарантии и льготы.

 

Икра черная, икра красная. Да, заморская икра…

Еще одна проблема – отсутствие необходимой технологической инфраструктуры для устойчивого развития товарного рыбоводства. Как показываем опыт зарубежных стран, лидирующих в выращивании и экспорте аквакультуры, конкурентоспособность рыбоводства во многом зависит от наличия и доступности вспомогательной инфраструктуры, налаженной логистики поставок сырья, материалов и готовой продукции. В России, и тем более в Карелии, такая инфраструктура отсутствует. Нет собственных селекционно-племенных центров, производства кормов, не налажена логистика переработки сырья и отходов.

Сегодня для выращивания рыбопосадочного материала используется икра форели и лососевых рыб зарубежного производства (из США, Финляндии и Норвегии). Рыбная отрасль Карелии не располагает собственными маточными стадами, что ставит ее в зависимость от внешних поставок и изменений курса рубля.

С кормами такая же ситуация. Более 90% используемых кормов – импортные. Основной объем приходится на корма трех производителей – «Raisio» (Финляндия), «Biomar» (Дания) и «Veronesi» (Италия). Создание отечественных кормов упирается в отсутствие или низкое качество производства их компонентного состава – качественных и при этом дешевых рыбной муки, рыбьего жира, белков и аминокислот. Требуется проведение весьма затратных научных исследований по разработке компонентного состава кормов и технологий их производства, способных конкурировать с зарубежными аналогами.

Нет и отлаженной логистики сбора и переработки отходов. Хотя ее появление позволило бы снизить затраты на утилизацию отходов и создать ресурсную базу для биотехнологических производств (в том числе компонентного состава кормов).

Вообще сбор и переработка отходов рыбоводства в Карелии может стать прибыльным делом. В среднем доля отходов – около 20% от объема товарной продукции (охлажденной потрошеной рыбы). Эта цифра складывается из 2–3% отходов ежегодно при выращивании и 17–18% – при потрошении рыбы. В Карелии при объеме выращивания товарной рыбы 24 тыс. тонн ежегодно образуется 4–5 тыс. тонн биологических отходов. По самым скромным оценкам их переработка позволит ежегодно получать чистый доход в размере 17–19 млн. рублей.

Решением проблемы является реализация ряда инфраструктурных проектов по созданию селекционно-племенного центра, собственной кормовой базы, качество которой не уступает зарубежным аналогам, а также создание экономических стимулов для переработки отходов.

Как уже говорилось выше, главным препятствием создания производства отечественных кормов является отсутствие качественной и дешевой рыбной муки собственного производства. Для увеличения объемов ее производства могут быть выработаны меры по повышению эффективности использования квот на вылов (прежде всего, в Белом море), организация добычи и переработки малоценных гидробионтов. При этом могут быть использованы как стационарные, так и мобильные производственные комплексы, размещающиеся в стандартном морском контейнере, который может быть установлен в любом удобном месте.

Создание объектов технологической и вспомогательной инфраструктуры для рыбной отрасли в регионе, а также внедрение инструментов привлечения финансирования и реализации готовой продукции вполне может быть увязано в рамках единого комплексного проекта по созданию регионального рыбохозяйственного кластера. Это позволит увязать все инвестиционные проекты между собой, использовать инструменты проектного финансирования и управления, а также повысит шансы получения господдержки за счет включения проекта в соответствующие госпрограммы.

Именно такой подход заложен в Стратегию создания рыбохозяйственного кластера в Республике Карелия. О самой стратегии и особенностях кластера подробнее в следующей статье…